• Facebook B&W
  • Twitter B&W
  • Instagram B&W

© 2023 Артифакт. Сайт создан на Wix.com

Интервью внука консула Виклюнда

 Вы собираетесь  рассказать о так называемом «деле Виклюнда».

—  «Я пишу книгу о своём деде Арнольде Виклюнде, и в том числе о так называемом «деле Виклюнда», которое затронуло судьбы многих жителей немецкой слободы Архангельска в конце 30- х годов», — рассказывает норвежец Виктор Роддвик — внук  норвежского консула  Виклюнда (мать Виктора была старшей дочерью Арнольда Виклюнда).

Арнольд Виклюнд , норвежский подданный, с 1922 по 1938 годы работал в норвежском консульстве в г. Архангельске сначала в качестве  секретаря, вице-консула, а в последнее время консулом.

 

 

 

 

 

В 1937 году Виклюнд был обвинён в шпионаже в пользу Англии: якобы с 1930-х годов он проводил разведывательную деятельность в пользу английской разведки и, лучшие рестораны киева являясь  организатором и руководителем шпионской и диверсионной агентуры на территории Советского Союза, вовлекал в шпионскую деятельность людей из своего ближайшего окружения. Многие жители архангельской немецкой слободы были арестованы и осуждены по этому делу только потому, что были знакомы с консулом Норвегии. Только  в ночь на 22 ноября 1937 года было арестовано 54 человека. Большинство арестованных были расстреляны, и лишь  немногие были сосланы в ГУЛАГ.  Все они  впоследствии были реабилитированы. В феврале 1938 года  НКИД СССР потребовал от норвежского правительства отозвать норвежского консула Виклюнда из страны.  В мае 1938 Арнольд Виклюнд выехал из СССР  вместе со своей женой, уроженкой Архангельска, и двумя дочерьми.

— Как идёт Ваша работа, какой материал уже собран?

— Жизнь и деятельность моего деда интересовала меня давно. Уже в 1991 году я проработал документы, хранящиеся в норвежских архивах, и понял, что это очень интересный материал,  на основе которого мне бы хотелось написать книгу. Но только после довольно длительного периода я, наконец, смог всерьёз заняться написанием книги о своем деде.  В дополнении к этому я работаю с документами А. Виклюнда  из его личного архива, прорабатываю документы из норвежских и российских архивов и работы историков из России и Норвегии, которые обращались к этой теме. По моему  убеждению, давно пришло время, чтобы написать правдивую и интересную  книгу о жизни норвежского консула, кстати, родившегося в России, и жившего большую часть своей жизни в Архангельске. Надеюсь, что смогу завершить книгу в 2013 году. Сейчас я собираюсь ехать в Архангельск, чтобы работать в историческом архиве.

— Как много сам Виклюнд знал о происходивших арестах  в ноябре 1937 года?

— В документах, найденных мною в норвежских архивах, я нашёл отчёты, написанные А. Виклюндом  и в период его проживания в Советском Союзе и после того, как он переехал в Норвегию, где он называет людей из своего окружения, которые были арестованы. В списке, приведённым Виклюндом, значились его родственники, сотрудники консульства и люди, которые жили на территории консульства. То, что многие из его знакомых были обвинены в контакте с ним, наверное, он понимал, но он не знал о масштабах этих процессов и арестов. Я не уверен в том, что он отдавал себе отчёт в том, что  арестованные были обвинены в шпионской и диверсионной  деятельности, руководителем и организатором которой он якобы являлся.  Все эти абсурдные обвинения были абсолютно беспочвенны и необоснованны. Практически сразу после того, как А. Виклюнд покинул СССР, был прерван контакт с родственниками, оставшимися в Архангельске, поэтому информация о происходившем в Архангельске после его отъезда была практически недоступна. Моя мать и её двоюродная сестра назвали около 30 человек, которые были арестованы, многих из которых они хорошо знали.

— Как повлияли события, происшедшие в Архангельске, на дальнейшую жизнь А. Виклюнда?

— Безусловно, что происшедшее в Архангельске, не оставляло Виклюнда до конца его дней. Он потерял полностью контакт с родственниками, друзьями и знакомыми, не знал, что произошло с ними. Моя бабушка Вера Виклюнд,  урождённая Ааронова,  часто рассказывала о происшедшем.

 

Когда семья собиралась вместе, она всегда вспоминала о родственниках, оставшихся в Архангельске, о судьбе которых она ничего не знала. Только в конце  1960-х годов был восстановлен контакт с двоюродной сестрой моей матери, которая жила в СССР. Она и рассказала о судьбе родных. Она сама была выслана  вместе со своей матерью и дедом из Архангельска на поселенье.

— Какие темы Вы затрагиваете в книге?

— Я пишу книгу о жизни своего деда. Очень интересна его судьба. Он родился в России, рано потерял отца, подростком стал работать в норвежской фирме и сумел вырасти до управляющего делами. Он много лет работал на торговой дипломатической службе, активно содействовал благоприятным деловым отношениям  между россиянами и норвежцами. Дед свободно говорил по-русски, женился на россиянке, любил русскую культуру. Он укоренился в России, владел землёй, большим домом. Можно сказать, что Россия была его Родиной. Но при этом он оставался норвежским подданным, не терял норвежского языка, активно поддерживал контакт с исторической Родиной — Норвегией. А. Виклюнд не собирался покидать Россию, но судьба его круто изменилась в 30-е годы. Мне хочется описать то, что произошло, проследить судьбы людей, которых знал мой дед, и которые были арестованы из-за сфальсифицированных обвинений в его адрес. Интересный факт бросается в глаза — очень многие, проходившие по  так называемому «делу Виклюнда» были жителями немецкой слободы. Я встречал публикации о том, что с «делом Виклюнда» пришел конец немецкой слободе. Может быть, в этом и была основная цель всех сфабрикованных процессов? Я непременно буду писать о немецкой слободе, о людях, которых хорошо знал дед, с которыми работал, дружил.

— Как идет Ваша работа в российских архивах?

— Не так просто получить доступ к документам периода  30-х годов, но я буду работать в государственном архиве Архангельска. Также надеюсь, что смогу собрать информацию через потомков тех, кто был репрессирован по «делу Виклюнда». Может быть, некоторые документы есть у историков, которые уже описывали события, происходившие в немецкой слободе в 1937-1939 гг. Я надеюсь, что люди, у которых есть материалы, касающиеся моего деда Арнольда Виклюнда и его знакомых, дадут о себе знать. Для того,  чтобы книга получилась оригинальной, хотелось бы собрать как можно более полную информацию, как о событиях, так и людях непростого для Архангельска времени.

— Где будет опубликована книга?

— Я пишу книгу по-норвежски, и уже есть интерес со стороны одного норвежского издательства.  Но если  к книге возникнет интерес с российской стороны, то надеюсь на то, что книга будет издана по-русски. Но тогда, наверное, это будет своё собственное переработанное издание, рассчитанное на российского читателя.

 

 

 

Viktor Roddvik,

viktor.roddvik@gmail.com

Архангелиты - дети Немецкой слободы

Хроники старинного рода Пецъ (Paetz), малоизвестные страницы истории с XIV века по сегодняшний день

Светлой памяти Евгения Петровича Божко, историка-исследователя